Мы ВКонтакте

Выводы ВСУ обязательны, но давать их совершенно не обязательно

После принятия летом 2010 года Закона "О судоустройстве и статусе судей" Верховный Суд Украины был в положении наследника Тутти в окружении трех толстяков (высших специализированных судов), только положение это было вовсе не сказочным. Вроде бы и обратиться к нему можно, и даже пожаловаться на соответствующего толстяка, однако с разрешения самого толстяка.

 

Теперь же ситуация, как утверждалось в сопроводительных документах к проекту Закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно рассмотрения дел Верховным Судом Украины", должна серьезным образом измениться, верховная судебная инстанция должна получить полномочия принимать новое решение, а выводы относительно применения норм материального права, содержащиеся в судебных решениях Верховного Суда, будут обязательны для использования всеми судьями при рассмотрении дел. Так ли это?

 

Ведь согласно новому Закону суды буквально обязаны учитывать выводы Верховного Суда Украины, содержащиеся в решениях, принятых по результатам рассмотрения заявлений о неоднозначном применении судом кассационной инстанции норм материального права, лишь избирая норму, которая подлежит применению.

 

Это не расширение и не сужение - это фокусировка

 

Законом "О судоустройстве и статусе судей" от 7 июля 2010 года были внесены существенные изменения в процессуальные законы, в результате которых в гражданском (ст. 360-7 ГПК), хозяйственном (ст. 111-28 ХПК), уголовном (ст. 400-25 УПК) и административном (ст. 244-2 КАС) судопроизводстве было предусмотрено обязательность решений Верховного Суда Украины для всех судей и субъектов властных полномочий, которые применяют в своей деятельности нормативные акты, содержащие нормы, практику применения которых установил Верховный Суд. Этим же Законом суды были обязаны привести свою практику в соответствие с решениями Верховного Суда.

 

Гражданский, хозяйственный и административный процессуальные кодексы на практике распространяют свое действие на суды и других субъектов в рамках соответствующего процесса, а также на органы, задействованные в исполнении судебных решений. Прочие субъекты властных полномочий, в первую очередь контролирующие органы, не считают себя обязанными руководствоваться процессуальными кодексами в своей деятельности. В то же время в УПК, который регулирует вопросы также и досудебного следствия, то есть прямо касается "других субъектов властных полномочий", обязательность толкования Верховным Судом уголовного закона играет очень важную роль. Собственно, именно применительно к уголовному правосудию норму об обязательности решений Верховного Суда для других субъектов властных полномочий можно было считать жизнеспособной. В трех остальных процессах она оставалась не более чем декларацией.

Новый Закон содержит уточнения в вопросе применения практики Верховного Суда судами Украины и не касается других субъектов властных полномочий. Судя по всему, он был создан без романтических надежд заставить органы власти, иные, нежели суды, обращать внимание на процессуальный закон. Законодатель, по сути, сфокусировался на судах.

 

Пишем "какую норму применять", понимаем "как норму применять"

 

Итак, действующие процессуальные кодексы дополнены нормой, согласно которой суды обязаны учитывать выводы Верховного Суда Украины, содержащиеся в решениях, принятых по результатам рассмотрения заявлений о неоднозначном применении судом кассационной инстанции норм материального права, избирая норму, которая подлежит применению.

Не стоит воспринимать понятие "избрание нормы" сугубо как ответ на вопрос "какую норму применить?". В этом вопросе судьи не так часто ошибаются. Гораздо чаще они ошибаются в том, как эту самую норму следует толковать и применять. Откуда взялась эта обязательность выводов Верховного Суда именно при выборе нормы права?

За исключением довольно ветхого и латанного во всех местах Хозяйственного процессуального кодекса и оставшегося с советских времен Уголовно-процессуального кодекса, другие два процессуальных кодекса четко определяют, на какие вопросы должен ответить суд при принятии решения или постановления (ст. 161 КАС, ст. 214 ГПК):

1. Имели ли место обстоятельства, которыми обосновываются требования и возражения, и какими доказательствами они подтверждаются?

2. Есть ли другие фактические данные, которые имеют значение для разрешения дела, и доказательства для их подтверждения?

3. Какую правовую норму следует применить к этим правоотношениям?

4. Следует ли удовлетворить исковые требования или отказать в их удовлетворении?

5. Как распределить между сторонами судебные издержки?

6. Есть ли основания допустить немедленное исполнение?

7. Есть ли основания для отмены мер по обеспечению иска?

В ГПК есть еще вопрос о том, какие правоотношения сторон вытекают из установленных обстоятельств.

Как видим, из всего списка вопросов, на которые нужно дать ответ, больше всего подходит именно "Какую правовую норму следует применить к этим правоотношениям?". Вот и получается, что ориентируясь на терминологию, общую для двух новых кодексов, законодатель указал судам, в каком именно вопросе им следует учитывать мнение Верховного Суда Украины. Таким образом, Верховный Суд формально не должен указывать, какие обстоятельства должны быть исследованы судами, в каких случаях стоит удовлетворять иск, если только не найдет способ облачить эти указания в форму толкования норм материального права.

Назвать такую систему правосудия приближающейся к прецедентной вряд ли возможно. Решение, пусть даже Верховного Суда Украины, все равно не приобретает силы источника права. По сути Верховный Суд не может основать свое решение на применении общих принципов права с тем, чтобы установилось новое правило, не выписанное прямо в законе. Ведь решения Верховного Суда в той только степени обязательны для нижестоящих судов, в которой они содержат выводы о применении норм права.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Может так получиться, что для некоторых представителей судейского корпуса изложенная выше логика понимания под термином "избрание" толкования нормы права покажется чересчур замысловатой. Поняв положение Закона слишком буквально и заткнув уши, чтобы не слышать, как Верховный Суд считает правильным применять право, они будут ждать, что он молча покажет, какую норму следует применять. Кто же в таком случае растолкует им положения процессуального Закона? У Верховного Суда Украины теперь для этого явно недостаточно полномочий. Ведь судьи нижестоящих инстанций обязаны теперь слушать Верховный Суд только в вопросе применения права к правоотношениям. То есть в вопросах применения материального, а не процессуального права. Неужели степень обязательности решений Верховного Суда будет поставлена в зависимость от мнения ВАСУ, ВХСУ и ВССУ? В итоге получается, что Верховный Суд только силой авторитета в судейском корпусе может ослабить чрезмерную опеку над собой со стороны высших специализированных судов.

 

 

"ЮРИСТ & ЗАКОН" от 22.11.2011, № 46