Мы ВКонтакте

Изменения законодательства в сфере кредитования

Взыскание просроченных задолженностей по кредитам всегда было и остается острым вопросом как для финансовых учреждений, так и для потребителей такого вида финансовых услуг. Прежде всего это связанно с ликвидностью активов заемщика, на которые возможно обратить взыскания, утратой заемщиком и/или его поручителями платежеспособности и другими сложностями, в том числе юридического характера, возникающими в процессе взыскания.

В связи с этим законодатель довольно часто вносит изменения в действующее законодательство, направленные на урегулирование взаимоотношений между кредиторами и заемщиками.

Одни из последних изменений были внесены Законом "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно урегулирования отношений между кредиторами и потребителями финансовых услуг". Однако данный Закон, вступивший в силу 16 октября 2011 года, оставил по-прежнему нерешенным значительный ряд вопросов, а некоторые его нормы привели к коллизиям с действующими положениями законодательства.

Безусловно, одним из наиболее острых вопросов является взыскание задолженности с должника - юридического лица либо физического лица - субъекта предпринимательской деятельности, в отношении которого возбуждена процедура банкротства.

Следовательно, необходимо отметить, что нормы названного Закона позволили наконец-то разграничить обязательства физических лиц и физических лиц - субъектов предпринимательской деятельности. Так, положительной оценки заслуживает норма, согласно которой в ликвидационную массу не включается имущество физлица-предпринимателя, являющееся предметом залога по обязательствам, не связанным с предпринимательской деятельностью. Это позволяет защитить интересы кредитора и препятствует смешиванию обязательств заемщика как физлица и как физлица-предпринимателя. Таким образом, широко рекламируемая процедура банкротства ФОП в будущем не сможет освободить заемщика от погашения кредитов, полученных на личные цели.

Вместе с тем в положения, регулирующие процедуру банкротства, были внесены изменения, к которым при отсутствии необходимых сопутствующих изменений в законодательство необходимо отнестись более критично. Так, новым Законом введено требование о публикации определения о возбуждении дела о банкротстве на официальном веб-сайте судебной власти Украины и, соответственно, подаче кредиторских требований после такой публикации. При этом действующая статья 14 Закона "О возобновлении платежеспособности должника или признании его банкротом" (далее - Закон о банкротстве) осталась без изменений и устанавливает, что кредиторские требования должны быть заявлены в течение 30 дней со дня публикации соответствующего объявления в официальных СМИ. Более того, Закон "О доступе к судебным решениям" не устанавливает требований относительно внесения информации о дате публикации соответствующего судебного решения на веб-странице. А это приводит к невозможности определить дату, с которой начинается срок на подачу кредиторских требований.

Кроме того, законодатель в очередной раз обошел вниманием вопрос установления моратория на удовлетворение требований кредиторов. Хотя вполне целесообразным было бы включить в пункт 6 статьи 12 Закона о банкротстве положение, согласно которому действие моратория, среди прочего, не распространяется и на обязательства, обеспеченные залогом. Ведь принимая во внимание, что до момента удовлетворения требования кредитора по обязательству, обеспеченному залогом, имущество, составляющее предмет такого залога, не влияет на ликвидационную массу, из которой удовлетворяются требования прочих кредиторов, а следовательно, распространение моратория на такие обеспеченные кредиторские требования является нецелесообразным, приводит к затягиванию процесса и противоречит интересам кредиторов.

Говоря о залоге, также следует отметить, что новым Законом частично урегулирован вопрос выселения жильцов в случае внесудебного взыскания предмета ипотеки и предусмотрена возможность выставлять предмет ипотеки на торги трижды (а не дважды, как ранее), но уже с 50 % дисконтом. Однако без внимания оставлено введение лоббируемого финансовыми учреждениями права отчуждения предмета ипотеки от имени ипотекодателя, а не от собственного имени. Таким образом, ипотекодержатель (финансовое учреждение), не являясь собственником предмета ипотеки, по-прежнему не сможет эффективно обращать взыскание внесудебным способом.

Путем внесения изменений в статью 388 Уголовного кодекса (далее - УК) Законом введена уголовная ответственность за незаконные действия с залогом. Несомненно, вопрос манипулирования залоговым имуществом (сокрытие, незаконное отчуждение и т. п.) является довольно наболевшим. Однако внесение подобного изменения является не до конца продуманным.

Так, статья 388 УК относится к разделу преступлений против правосудия, тогда как по своей сути незаконные действия с залогом являются преступлениями против частной собственности либо же в сфере хозяйственной деятельности. Таким образом, логичнее было бы предусмотреть целый ряд норм, устанавливающих ответственность за такие деяния, как сокрытие или предоставление заведомо неправдивой информации о залоговом имуществе, отчуждение залогового имущества, а также иные незаконные действия (растрату, подмену, повреждение, уничтожение и т. п.) с залоговым имуществом.

Также пересмотра требуют положения Гражданского кодекса и Закона "О залоге" в отношении прекращения залогового обязательства. Так, действующие редакции названных законодательных актов предусматривают прекращение залога среди прочего в связи с прекращением основного обязательства. Таким образом, ликвидация должника по кредитному обязательству неминуемо ведет к прекращению обязательства залогодателя - третьего лица (имущественного поручителя).

Следовательно, кредитор не может обратить взыскание на имущество, переданное в залог имущественным поручителем. В связи с этим с целью обеспечения прав кредиторов необходимо внести изменение, позволяющее кредитору обратить взыскание на такое имущество, скажем, в течение 30 дней с момента исключения юридического лица или физического лица - предпринимателя - должника по основному обязательству из Единого государственного реестра юридических лиц и физических лиц - предпринимателей. Таким образом, от самого кредитора будет зависеть утрата или сохранения права залога.

Что же касается реструктуризации задолженностей, то наиболее прогрессивным является положение, позволяющее банку в установленных Законом случаях относить в состав расходов снижение процентной ставки по непогашенному долгу. Такое право, предоставленное банкам, играет и в пользу добросовестного заемщика, и в пользу банка.

А вот введение фиксированной и плавающей процентных ставок однозначно дает преимущества банкам, которые попросту не будут предлагать заемщикам программ кредитования, основанных на фиксированной ставке, т. к. в условиях нестабильной финансовой ситуации ни один банк добровольно не откажется от права в одностороннем порядке изменять процентную ставку по кредиту.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Принятый Закон внес ряд положительных изменений в урегулирование кредитных отношений. При этом законодатель старался обеспечить максимальный баланс прав кредиторов и заемщиков. Однако названные проблемные аспекты, которые не были затронуты в этом документе, свидетельствуют о необходимости внесения дальнейших изменений в действующее законодательство.

 

"ЮРИСТ & ЗАКОН" от 15.11.2011, № 45