Мы ВКонтакте

Борьба с искусственным банкротством

В последнее время банкротство стало неотъемлемой частью деловой жизни. Предпринимательская деятельность не всегда протекает так, как планируется, и иногда наступает момент, когда предприятие не выдерживает взятого на себя груза задолженностей. Процедура банкротства позволяет (или, по крайней мере, должна позволить) минимизировать потери кредиторов.

Однако банкротство не всегда наступает по естественным причинам. Бывает и так, что оно инициируется искусственно, и с использованием имеющейся в законодательстве неточности, а реальные кредиторы предприятия остаются ни с чем. Здесь мы опишем, как это происходит и как с этим бороться.

"Усеченная" процедура

Процедура банкротства, как известно, регулируется Законом Украины "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом" (далее - Закон). Процедура эта весьма сложная - она может длиться не один год, активное участие в ней принимает хозяйственный суд, комитет кредиторов (орган, состав которого избирается собранием всех кредиторов банкротящегося предприятия) и лицензированный арбитражный управляющий (на разных этапах процедуры он носит титул "распорядителя имущества", "управляющего санацией" и "ликвидатора"). В процессе банкротства может быть принято решение о начале санации (комплекс мероприятий, направленных на"оздоровление" предприятия, позволяющий избежать банкротства) либо о ликвидации, если санация не дала результатов или к ней решили не прибегать.

Однако, кроме полноценной процедуры банкротства, Закон предусматривает также и упрощенную - о ней идет речь в 52 статье. Такая процедура может применяться в том случае, если должник отсутствует по своему местонахождению, обозначенному в Едином государственном реестре предприятий и организаций Украины. В наше время юридические лица часто зарегистрированы по номинальному юридическому адресу (на таких адресах числятся иногда по пятьдесят и более компаний, налоговые органы даже создали их специальный реестр) и не имеют на балансе никаких активов.

В отличие от стандартной процедуры, которую могут инициировать кредиторы лишь в том случае, если размер их бесспорных требований, просроченных не менее чем на три месяца, превышает 300 размеров минимальной заработной платы, упрощенную процедуру согласно п. 1 ст. 52 Закона можно инициировать при любом размере требований и независимо от длительности просрочки. Кроме того, в упрощенной процедуре не создается комитет кредиторов, не рассматривается вопрос о санации. А ликвидатором в соответствии с п. 2 ст. 52 Закона необязательно должен быть лицензированный арбитражный управляющий - им назначается тот самый кредитор, который и подал в хозяйственный суд заявление об открытии производства по делу о банкротстве (далее - инициирующий кредитор), если он на то согласен.

Целью "усеченной" процедуры, по замыслу законодателя, является упрощенная и ускоренная ликвидация обанкротившихся предприятий, руководящие органы которых невозможно отыскать, вследствие чего отсутствует возможность организовать полноценную процедуру банкротства.

Почва для злоупотреблений

Практика свидетельствует, что ни одна законодательная небрежность, позволяющая извлечь из себя выгоду, не осталась без использования в отечественном бизнесе. Так произошло и с "усеченной" процедурой.

Происходит это следующим образом. Предприятие, которое решили "тихо" обанкротить, зарегистрировано по "ложному" адресу, не подает обязательной отчетности, а ровно и любых других "признаков жизни". Перед "дружественным" предприятием искусственно создается задолженность (например, с помощью выдачи векселя). Такой кредитор обращается в суд и инициирует банкротство, занимая, позицию ликвидатора. Единственное, что удалось преодолеть с помощью судебного прецедента, так это усеченный перечень доказательств отсутствия должника. Так, судебная практика идет по пути необходимости доказывания факта отсутствия предприятия по месту нахождения информацией, зафиксированной в Едином государственном реестре. Хотя, конечно, и здесь не без неприятных "творческих" исключений.

Ст. 52 Закона предоставляет инициирующему кредитору широкие полномочия в "усеченной" процедуре. Если в общей процедуре по результатам рассмотрения требований кредиторов арбитражный управляющий составляет реестр кредиторов, который обязательно утверждается судом, то в упрощенной процедуре в соответствии с п. 7 ст. 52, который отсылает к ст. 31 (в ней установлена очередность удовлетворения требований кредиторов, но не установлен четкий порядок рассмотрения ликвидатором заявленных требований), ликвидатор единолично решает вопрос относительно удовлетворения или отказа в удовлетворении требований кредиторов. При этом судебный контроль над процедурой остается минимальным.

При таких условиях достаточно шатким становится положение других кредиторов юридического лица, относительно которого открыта процедура банкротства в соответствии со ст. 52 Закона.

Средства защиты

Наша компания имеет успешный опыт защиты интересов клиента в подобном деле. Клиент являлся реальным кредитором хозяйственного общества, относительно которого была начата "усеченная" процедура банкротства. Процедуру инициировал "искусственный" кредитор - связанное с должником лицо. Заняв позицию ликвидатора, он отклонял законные требования других кредиторов, в том числе и нашего клиента. Защитить свои интересы по такому делу непросто. Нормы Закона фактически ставят ход процедуры в зависимость от добросовестности ликвидатора. Согласно предписаниям п. 5 ст. 52 Закона ликвидатор (которым является инициирующий кредитор) обязан в письменном виде сообщить о признании отсутствующего должника банкротом всем известным ему кредиторам. Однако эта норма является довольно-таки слабой - очень часто оказывается, что остальные кредиторы ликвидатору "не известны".

В случае выявления имущества отсутствующего должника ликвидатор должен подать в суд ходатайство о замене самого себя на лицензированного арбитражного управляющего, что предусмотрено п. 3 ст. 52 (императивная норма), а также ходатайство о прекращении "усеченной" ликвидации и переходе к общим судебным процедурам по делу, что предусмотрено п. 6 ст. 52 (диспозитивная норма, т. е. такой переход не является обязательным). Тем не менее, инициирующему кредитору, действующему в интересах должника, обнаружить имущество, как правило, "не удается".

Действующее законодательство Украины построено таким образом, что в "усеченной" процедуре кредиторы, требования которых были отклонены ликвидатором, имеют очень мало процессуальных возможностей для участия в процедуре банкротства. Такие заявители юридически не являются кредиторами и не считаются участниками процедуры в истолкованном судами понимании. Единственным средством защиты, которое остается в их распоряжении, является право на обжалование решений ликвидатора, предусмотренное п. 7 ст. 52 Закона.

Однако сложность в том, что обязанности ликвидатора в "усеченной" процедуре, за невыполнение которых его действия можно было бы обжаловать, Законом четко не определены. В ст. 31 Закона подробно расписаны обязанности арбитражного управляющего, а так как инициирующий кредитор в "усеченной" процедуре таковым не является, то и неясно, обязательны ли для него предусмотренные упомянутой статьей обязанности

Полезный прецедент

По делу, о котором идет речь, для защиты интересов клиента нами была инициирована замена ликвидатора на профессионального арбитражного управляющего. Такая процедура, хоть и предусмотрена п. 3 ст. 52 Закона, но соответствующее решение выносится хозяйственным судом лишь на основании ходатайства кредитора. Поскольку требования нашего клиента не признавались ликвидатором, то он не являлся кредитором в понимании Закона и обратиться с таким ходатайством в суд не мог.

Оказавшись в некоем "законодательным тупике" (создавшемся в результате взаимодействия несовершенных и не до конца продуманных норм Закона), мы вынуждены были прибегнуть к креативному решению.

В своем ходатайстве мы просили суд заменить ликвидатора профессиональным арбитражным управляющим за ненадлежащее исполнение им своих обязанностей. Такая замена, не требующая никаких ходатайств со стороны кредитора, предусмотрена п. 9 ст. 31 Закона, однако эта норма Закона касается замены одного арбитражного управляющего другим, а не замены инициирующего кредитора арбитражным управляющим в "усеченной" процедуре. Вариантов развития событий могло быть два - либо суд откажет нам на формальных основаниях, либо, оценив ситуацию, использует "аналогию закона", то есть применит положения п. 9 статьи 31 к похожим по смыслу правоотношениям, которые, тем не менее, непосредственно этой нормой не регулируются.

Требования мы обосновали тем, что в собственности отсутствующего должника находится объект недвижимого имущества, о котором ликвидатор не сообщил суду и не принял меры, предусмотренные Законом. Наличие такого имущества подтверждалось соответствующими документами. Мы также опирались на непредоставление ликвидатором необходимых доказательств полного исследования финансового положения должника и выявления его имущественных активов (такая обязанность предусмотрена п. 5 ст. 31 Закона для арбитражного управляющего, но по аналогии была применена нами и в отношении ликвидатора в упрощенной процедуре) в течение установленного Законом срока. Ликвидационная процедура не может длиться дольше двенадцати месяцев согласно п. 2 ст. 22 Закона.

Невзирая на то что согласно п. 3 ст. 52 Закона, как уже отмечалось, постановление о назначении ликвидатором арбитражного управляющего выносится лишь по ходатайству кредитора (а наш клиент в данном случае не может считаться таковым, поскольку его требования не были признаны ликвидатором), суд первой инстанции вынес решение, которым удовлетворил ходатайство в части замены ликвидатора арбитражным управляющим в порядке замены предыдущего ликвидатора, в то время как это процессуальное действие урегулировано общими нормами Закона (п. 9 ст. 31 Закона)

Местный хозяйственный суд, вынося определение, согласился с предложенной нами системной (совокупной) трактовкой норм Закона "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом" (определением апелляционного хозяйственного суда эта часть решения суда первой инстанции осталась в силе), создав таким образом полезный судебный прецедент.

Суд фактически определил, что обязанности арбитражного управляющего (п. 5 статьи 31 Закона) и возможность его замены (п. 9 статьи 31 Закона) распространяются по аналогии и на ликвидатора в упрощенной процедуре банкротства. Тем самым косвенно признано право любого кредитора, даже если его требования не признаются действующим ликвидатором, обращаться в суд с подобным ходатайством и инициировать замену ликвидатора.

Вопреки убедительной логике судов первой и второй инстанции, мнение Высшего хозяйственного суда Украины оказалось "не живородящим" и вполне убедительная концепция относительно такой замены ликвидатора воспринята не была. Но точка в ситуации еще не поставлена.

Законодательное закрепление

Также следует отметить, что процедура банкротства в Украине ныне активно реформируется. Так, 13 октября 2011 года Президентом был подписан Закон Украины "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно урегулирования правовых отношений между кредиторами и потребителями финансовых услуг", который внес отдельные изменения в процедуру.

12 января этого года Глава государства подписал Закон № 4212-VI от 22.12.2011, которым Закон "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом" изложен в новой редакции. В обновленном Законе не нашлось места для "усеченной" процедуры банкротства - законодатель учел многочисленные злоупотребления, связанные с этой процедурой, наподобие описанной выше.

Между тем новая редакция вводится в действие лишь 18 января 2013 года (при этом за парламентариями всегда остается право отсрочить вступление ее в силу и на больший период), а до того времени проблема продолжает существовать.

 

 

"ЮРИСТ & ЗАКОН" от 31.01.2012, № 05