Мы ВКонтакте

ВЭД-контракт: применимое право

Многие обращали внимание на то обстоятельство, что в большинстве внешнеэкономических контрактов условия о выборе права государства, регулирующего отношения между сторонами, а также порядок рассмотрения споров, которые в потенциале могут возникнуть между сторонами, изложены в заключительных положениях контракта. Зачастую, проектируя внешнеэкономический контракт, юристы вообще не предполагают, что им предстоит тяжба с контрагентом, с беспечностью игнорируя вопросы применимого права, а также перенося в проект контракта типовую форму арбитражной оговорки из предыдущего (успешного) контракта.

 

О пагубности подобного "невнимательного" отношения к столь значимому вопросу свидетельствуют следующие примеры. В недавнем прошлом мы столкнулись с ситуацией, когда стороны контракта предусмотрели в нем, что право, регулирующее договор, - право Бразилии. Когда же, обратившись в МКАС при ТТП Украины, заказчику среди судебных издержек была обозначена стоимость услуг эксперта по вопросам права Бразилии, который будет излагать свою позицию и рекомендации суду относительно доводов сторон по делу, удивлению и обеспокоенности такого заказчика не было предела. Другой, не менее показательный пример. К нам обратился заказчик, юридическое лицо по законодательству Украины, которому контрактом было предписано для разрешения споров обращаться в Лондонский Международный коммерческий арбитражный суд. При этом к банальному договору поставки стороны договорились применять английское право. При значительной (по меркам заказчика) 1500000 долларов задолженности неудачным оказался как выбор суда для рассмотрения спора, так и выбор применимого права. Заказчик не знал, что Лондонский международный коммерческий суд - довольно дорогое удовольствие для истца. Так, плата за подачу иска составляет 1500 фунтов, плата за назначение арбитров составляет 1000 фунтов, плата за услуги секретариата суда и судей рассчитывается по почасовой ставке, находящейся в пределах от 225 до 400 фунтов и т. д. Кроме того, Заказчик был неприятно удивлен информацией о том, что поскольку его контракт подчинен английскому праву, то ему необходимо обратиться за помощью к английским адвокатам, а о стоимости их услуг ходят легенды (от 300 до 700 фунтов в час).

Итак, абсолютно очевидно, чтово внешнеэкономическом договоре нет малозначительных условий, и имеет смысл задуматься о применении на практике следующих несложных рекомендаций.

1. Начиная подготовку внешнеэкономического контракта, лучше избегать использования типовых бланков контрактов и типовых оговорок, даже если исходные условия бизнеса примерно одинаковые.

2. Важно определиться с правом юрисдикции, которое будет регулировать правоотношения между сторонами по договору, до начала проектирования внешнеэкономического контракта. При этом нужно помнить, что стороны вправе выбирать право государства, которое будет применяться к договорным отношениям (т. е. по этому поводу у сторон должен быть консенсус). Однако это право выбора ограничено национальным законодательством.

К примеру, существующая судебная практика Украины исключила возможность заключать внешнеэкономические контракты, предметом которых является купля-продажа ценныхбумаг выпущенных в Украине, подчиняя их праву иностранных государств, поскольку такая практика противоречит публичному порядку в Украине. Аналогичный подход существует и в английском праве. Если, выбирая юрисдикцию конкретного государства, стороны по договору пытаются избежать императивных ограничений, установленных национальным законодательством, то английские суды не склонны признавать подобные соглашения законными, обязывая стороны внешнеэкономического контракта реализовывать свою свободу выбора добросовестно и с учетом юридической целесообразности. Что такое добросовестность (bona fide) понятно и украинцам. А вот с юридической целесообразностью нужно познакомиться ближе. Конкретный пример, если стороны контракта находятся в Великобритании и в Украине и предмет контракта плотно географически связан именно с этими странами, юридически нецелесообразно отношения между сторонами регулировать правом ЮАР или Японии.

Во-вторых, для разрешения проблемы выбора юрисдикции внешнеэкономического контракта, где одной из сторон является субъект хозяйствования Украины, следует прежде всего обратиться к ЗаконуУкраины "О международном частном праве". Этот акт законодательства содержит перечень так называемых коллизионных норм, который с большой долей вероятности снимет вопрос о том, право какой страны применимо к отношениям, в зависимости от предмета договора. Из статьи 47 вышеуказанного Закона следует, что применяемое право регулирует вопросы действительности договора, его толкования, прав и обязанностей сторон, исполнения договора, последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения договора, прекращения договора, последствия недействительности договора, возможность и порядок осуществления уступки права требования и перевода долга по договору. В то же время, в соответствии со статьей 31 Закона Украины "О международном частном праве", в отношении формы договора существуют определенные особенности. Так, форма договора может определяться правом страны, которому подчинен договор. Закон требует, чтобы договор был облачен в форму, которая бы позволила его выполнить, если исполнение договора будет осуществлено в другом государстве. Пример: право какой-нибудь африканской страны признает, что между субъектами хозяйствования возможен устный договор на поставку чего-либо, и стороны (одна из которых Поставщик - субъект хозяйствования из Украины) решают подчинить договор праву этой чудесной африканской страны. Но поставка товаров из Украины по внешнеэкономическому контракту требует выполнения большого количества формальностей, в том числе таможенных, валютного контроля и т. д., исключающих без контракта в письменной форме возможность выполнения договора украинским контрагентом. Следовательно, форму внешнеэкономического контракта следует избирать с учетом особенностей права государств, где такой контракт будет исполняться. Не будет лишним напомнить, что подчинение контракта купли-продажи объекта недвижимости, находящегося на территории Украины, английскому праву (или праву любой другой страны) не освободит участников такого контракта от обязанности нотариально удостоверить такой договор в Украине, что следует из той же статьи 31 Закона Украины "О международном частном праве".

3. В международных торговых отношениях уже давно существуют универсальные писанные правила, обязательные и для субъектов хозяйствования из Украины, являющихся субъектом ВЭД. Конечно же, речь идет о международных конвенциях, регулирующих международную торговлю, международные автомобильные, авиационные перевозки грузов и пассажиров. Целью этих документов является, прежде всего, снятие с повестки дня вопроса о том, право какой страны следует применять к отношениям в международном торговом обороте, а также унификация правил международного торгового оборота. В контексте этого вопроса стоит упомянуть: Гаагский Унифицированный закон о международной торговле товарами, а также Венскую конвенцию о международной купле-продаже товаров. Важно помнить, что международные конвенции необходимо принимать во внимание, поскольку они имеют высшую юридическую силу по сравнению с национальным законодательством и подлежат применению в отношениях между сторонами, независимо от их волеизъявления. К примеру, целый ряд международных конвенций содержит условия о сроках исковой давности (которые либо сокращены, либо продлены в сравнении с законодательством Украины), объеме ответственности, последствиях неисполнения или ненадлежащего исполнения договора (см. Конвенцию о международных перевозках автомобильным транспортом, Конвенцию о международных перевозках авиационным транспортом).

4. Выбирая право, применяемое к ВЭД-контракту, по принципу добросовестности и целесообразности, стоит не забывать об особенностях правовых систем: континентальной и общей (Common Law). Известные первокурснику существенные отличия между системами права состоят не только в дифференциации основных источников права, как то: кодифицированные нормативные акты или прецеденты. Контрактное право в системе общего права и в системе континентального права только условно сопоставимы. Разняться и момент, с которого договор считается заключенным, и список существенных условий, достижение соглашения по которым является предпосылкой действительности контракта. Существенно отличаются способы обеспечения исполнения обязательств, санкции за неисполнение денежных обязательств, а также иные последствия ненадлежащего исполнения условий договора. Банальный пример. Подчиняя внешнеэкономический контракт английскому праву, нет смысла предусматривать в нем начисление пени и штрафов за нарушение условий договора, поскольку неустойка не известна английской правовой системе, и взыскать ее просто не будет реальной возможности. Также необходимо быть готовым и к тому, что в системе английского права отличные от украинского права подходы к недействительности сделок и их последствиям.

5. Выбор права, применяемого к ВЭД-контракту, так или иначе влияет и на место рассмотрения потенциального спора. Статья 4 Закона Украины "О международном частном праве" обязывает украинские суды при рассмотрении дел с иностранным элементом руководствоваться нормами указанного Закона при определении права страны, подлежащего применению к правоотношениям, являющимися предметом спора. Иначе говоря, если стороны определили подсудность спора по внешнеэкономическому контракту судам Украины, а сам контракт подчинили праву, к примеру, Кипра и указанное не будет противоречить законодательству Украины, украинский суд будет обязан разрешать спор на основании законодательства Кипра. Этот вопрос безусловно касается только материального права. Процессуальные нормы, которыми будет руководствоваться украинский суд при разрешении спора, предусмотрены независимо от субъектного состава сторон контракта, а также установленного в контракте.

Вместо заключения: участие украинских компаний во внешнеторговом обороте является для субъектов ВЭД серьезным вызовом. Профессионализм юриста - участника процесса составления внешнеэкономического контракта, высокая правовая культура менеджмента, а также знание особенностей правового регулирования внешнеэкономических отношений являются залогом их успеха. Искренне надеемся, что изложенные выше практические рекомендации будут полезным руководством к действию, а также поводом задуматься об адекватном правовом сопровождении внешнеэкономической сделки.

 

"ЮРИСТ & ЗАКОН" от 24.01.2012, № 04